Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Жатва отчаяния-2

…Бывший редактор субсидируемой немцами киевской газеты «Последние новости» Лев Дудин добавляет к своим мемуарам наблюдение общего характера: «В самом деле, большинство немцев и во всяком случае почти все члены партии смотрели на русских как на скот, не заслуживающий жалости, если бы и миллион из них погиб. Это общепринятое отношение, а не садизм и жестокость отдельных лиц, было основной причиной для смертей миллионов».

Бездушие Вермахта по отношению к «русским» сопровождало и поощряло расстрелы и вымаривание миллионов советских военнопленных, удерживаемых Германией. Но это бездушие в свою очередь в значительной степени проистекало из расистских приказов германских лиц, определявших политику, считавших многонациональных советских военнопленных «русскими» и пытавшихся ликвидировать большинство из них в рамках цепи событий, которые могут считаться геноцидальными. Славянские источники позволяют нам узнать версию истории советского гражданского населения и раскрыть малоизвестный феномен: многочисленные попытки гражданских очевидцев спасти жизнь военнопленным. Эти попытки обычно оказывались безрезультатными, но они предполагают, вопреки тому, что считают некоторые историки, что массовой смертности этих военнопленных всё же можно было избежать.

Историки не принимали какого-либо всеохватывающего термина для обозначения того, что произошло с советскими военнопленными во время войны. Некоторые учёные объясняют массовую смертность как проистекшую вследствие, прежде всего, крайне неблагоприятных обстоятельств, таких как большое число пленных, тот факт, что многие уже были голодны и истощены, когда попали в руки немцев, плохое состояние дорог и необычайную суровость зимы 1941-1942 гг. Однако большинство исследователей эпохи не отвергали злодейские намерения с такой лёгкостью: они считают военнопленных «жертвами нацистской политики уничтожения» и ссылаются на «сознательную политику убийства» в отношении лагерей для военнопленных на «Востоке» на протяжении осени 1941 г. и беспрецедентное «государственное массовое убийство» тех военнопленных, которых доставили в Рейх.

Я утверждаю, что расстрелы комиссаров Красной армии и прочих советских военнопленных наряду с последующим вымариванием миллионов других представляли собой единый процесс, который начался в середине 1941 г. и продолжался по меньшей мере до конца 1942 г. Более того, мы можем назвать его геноцидальным массовым убийством. Это была бойня, потому что оно была «примером убийства значительного числа человеческих существ в обстоятельствах зверства или жестокости». И хотя эта бойня не являлась полномасштабным геноцидом, она была геноцидальной – «тяготеющей к геноциду или вызывающей его». В самом деле, обращение с нееврейскими советскими военнопленными, идентифицированными их надзирателями как «русские», вплотную приближается к параметрам определения геноцида ООН как содержащего намерение уничтожить многих или всех членов «национальной, этнической, расовой или религиозной группы», в данном случае – воображаемого сообщества «русских». С нацистской точки зрения, неполноценные славяне могли быть полезны, и именно поэтому военнопленные, идентифицированные как украинцы, часто отпускались, особенно в 1941 г. Однако в отношении «русского» многие солдаты Вермахта очевидно полагали, что большевизм, зловредная идеология и политическая партия, созданная «еврейством», необратимо «инфицировали» его. В этом нацифицированном образе мышления «русские» были либо лишними, либо положительно опасными. Коротко говоря, расизм направлял обдуманную миссию по уничтожению большинства «русских» военнопленных.

Анализ такого рода должен уделять пристальное внимание номенклатуре. Германская пропаганда окрестила захваченных солдат и командиров Красной армии «большевиками» с намёком на то, что они были ревностными приверженцами коммунистической идеологии и тем самым смертельными врагами. Но большинство членов Вермахта письменно или в устных беседах называли их «русскими» военнопленными или просто «русскими». Многие западные историки также используют прилагательное этноним, тем самым наделяя военнопленных идентичностью, которая бы показалась странной для многих из них. Русификация военнопленных подобным образом была и продолжала оставаться немаловажным моментом и по меньшей мере столь же значимым сколь и обозначение их как «большевиков». Как я буду доказывать далее, на протяжении 1941 и 1942 гг. само наделение русской идентичностью многонациональных советских военнопленных было чрезвычайно значимым при определении их судеб. Местное население Украины было наиболее точным, когда называло советских военнопленных «солдатами Красной армии» или просто «нашими пленными».

Collapse )
Недавно

О том, как Война за независимость Америки началась с fake news

Не буду вдаваться в предысторию конфликта между колониальными элитами/контрэлитами и метрополией. Существенно, что в начале 1775 г. чаша терпения в Лондоне переполнилась, и после определения направления и содержания дальнейшей политики министр колоний лорд Дартмут направил письмо главнокомандующему британскими силами в Америке генералу Гейджу, в котором требовал принятия жёстких мер. В том числе перехода от пассивного наблюдения к активному пресечению «мятежа» путём, например, ареста ключевых действующих лиц и их «пособников». При этом, хотя Гейджу была предоставлена возможность действовать по своему усмотрению, из письма явно вытекало, что он должен предпринять хоть что-то. Потенциальная попытка арестовать ведущих сторонников независимости изначально была обречена, так как их просто не было поблизости: они уехали из Бостона (по-видимому, заранее предупреждённые о содержании письма Дартмута). В этой ситуации Гейдж решил предпринять хоть что-то и этим чем-то стал приказ 18 апреля о секретной экспедиции для захвата военных складов в Конкорде.

Несмотря на распоряжения о секретности, перемещение войск было секретом Полишинеля: о нём знали и предупредили людей и в Лексингтоне, и в Конкорде. В результате британцы подходили к Лексингтону под звуки колоколов, барабанный бой, выстрелов из сигнальных орудий. После этого на рассвете у Лексингтона прозвучал «выстрел, который услышал весь мир», причём кто именно его произвёл – британцы или американцы – неизвестно (да и не так важно, впрочем). За этим последовала перестрелка, в которой погибло 8 американцев, после этого колонисты бежали. Британцы продолжили марш на Конкорд, куда они добрались в 8:00 утра 19 апреля и заняли его без сопротивления. Единственное столкновение произошло у Норт Бридж, где несколько сотен американцев ответным огнём убили троих и ранили ещё нескольких британских солдат. Полковник Смит, которому было поручено командование операцией, после малоосмысленных манёвров на местности ближе к полудню отдал приказ возвращаться обратно в Бостон. К этому времени на пути у британцев собрались тысячи фермеров из окрестных селений. Они стали стрелять в солдат из зарослей и из-за каменных стен. Ко времени, когда британские солдаты подошли к Лексингтону, у них практически закончились боеприпасы, и сами они были близки к панике. Их спасло появление подкрепления из Бостона под командованием бригадного генерала Хью Перси (будущего 2-го герцога Нортумберлендского). Соединившиеся британские войска отступали к Бостону через Чарльстаун, продолжая подвергаться обстрелам местных. К концу дня британские потери составляли 73 убитыми, 174 ранеными и 26 пропавшими без вести. И, как отмечает Меррил Дженсен, им ещё повезло, т.к. будь у колонистов лучшее оружие или будь они сами лучшими стрелками, отступление британских войск могло превратиться в полную катастрофу. Между прочим, Перси, не любивший американцев, по итогам дня воздал им должное (как и многие другие британские командиры ранее и позже), отмечая, что они совершенно не напоминают толпу из иррегулярных частей, которую рисовали в своём воображении многие лондонские политики. Сами американцы потеряли около сотни человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, но они одержали важную психологическую победу, вынудив униженно отступать регулярные британские части.

Но это всё, так сказать, присказка, сказка впереди. Collapse )

Резюмирую: когда и если феномен fake news будет изучаться в ВУЗах или других не менее почтенных заведениях, я бы обязательно рекомендовал включать в программу или в обсуждение данный кейс.
Недавно

«Жатва отчаяния»-1

Практически в один присест прочитал недавно дошедшую до меня книгу Карела Беркхофа «Жатва отчаяния» (Harvest of Despair. Life and Death in Ukraine under Nazi Rule). Чтение произвело сильное впечатление, много фактов и моментов, которые, как мне кажется, представляют интерес. Поэтому я решил выкладывать по мере возможности выдержки из этой работы, показавшиеся мне самыми любопытными.

…В середине сентября силы вторжения окружили Юго-Западный фронт Красной армии, окопавшийся на правом берегу Днепра. Менее чем через две недели, 26 сентября, гигантская битва завершилась, и германские вооружённые силы установили контроль над всей центральной Украиной. Офицеры Вермахта насчитали около 665 тыс. красноармейцев, попавших в плен. Ещё до завершения этого сражения, 19 сентября, Вермахт оккупировал Киев, который Сталин приказал защищать любой ценой. Мелитополь, расположенный вблизи от Азовского моря, пал 6 октября, а спустя одну неделю, через четыре месяца после начала германского вторжения, вся территория, которой предстояло стать Рейхскомиссариатом «Украина», перешла из рук в руки.

Возникает вопрос, почему германские вооружённые силы сумели продвигаться столь быстро. Одной из причин было то, что Сталин проигнорировал бесчисленные предупреждения о неизбежной атаке. Как следствие, Красная армия в западных регионах едва ли имела какие-либо карты и слишком мало оружия в то самое время, когда оно было ей нужнее всего. Но более важным чем недостаток проницательности или приготовлений было дезертирство и нежелание сражаться. Несмотря на угрозу смертной казни за дезертирство, огромное число солдат покинули свои посты. Почти все украинцы, призванные из Западной Волыни и Восточной Галиции, покинули армию, а оставшиеся красноармейцы близ советской границы – в основном члены коммунистической партии и комсомола – сталкивались со снайперским огнём со стороны местных. В центральной Украине значительное число резервистов уклонялось от мобилизации.


[…]


Collapse )
Недавно

Лионское восстание 2. Сецессия

Достаточно давно было справедливо замечено, что день 29 мая 1793 г. никогда не обрёл бы ту значимость, которой он оказался наделён, не будь парижских 31 мая и 2 июня. И в самом деле, восстание Лиона против диктаторского муниципалитета могло бы остаться лишь эпизодом в многообразной политической борьбе в департаментах. Однако, чистка Конвента в результате переворота, начавшегося всего через 2 дня после лионских событий, уничтожила всякую возможность для компромисса. В Париже взяли верх люди, настроенные абсолютно непримиримо по отношению к любой оппозиции. Дополнительно ситуацию ухудшала давно сложившаяся репутация Лиона как «аристократического города», связанная с большим удельным весом индустрии производства и обращения предметов роскоши, которая переживала крайне тяжёлые времена из-за революции и вызванной ей эмиграции. С другой стороны, в Лионе события 31 мая – 2 июня неизбежно воспринимались как та самая насильственная узурпация, которую в городе удалось предотвратить лишь чудом. Неудивительно, что городские секции отказались признавать декреты Конвента, принятые после «чистки» 2 июня. Разрыв был неизбежен.

Collapse )

О войнах с повстанцами

Недавно в разговоре с уважаемым ygam я упомянул о том, что в современных реалиях повстанцам практически всегда нужна внешняя помощь для ведения боевых действий против центрального правительства – будь то в ситуации Донбасса, где их вооружает и пополняет боевыми кадрами РФ, будь то в ситуации Сирии, где их поддерживают США – оружием, инструкторами и т.п. При каких условиях это могло бы быть иначе? – Во-первых, вероятно, в ситуации, когда на сторону повстанцев переходит армия или хотя бы отдельные крупные воинские подразделения. Но даже такой сценарий не обязательно означает независимость от внешней поддержки: мятеж, который подняли против испанского правительства франкисты, был именно военным движением, однако, его зачинщики обратились за помощью к Италии и Германии, поскольку их собственных ресурсов для достижения победы было недостаточно. Во-вторых, теоретически в случае наличия на территории, охваченной восстанием, большого числа военных складов с современными типами оружия, а также значительного числа людей, имеющих военный опыт, включая опыт командования воинскими соединениями разных размеров. Но это всё, конечно, теория.

Collapse )

If guns are outlawed, only outlaws will have guns

Занятно, что тезис, вынесенный в заголовок поста, имплицитно предполагает, что лица, не являющиеся outlaws, в обязательном порядке воспользуются оружием в каких-либо благих, невредных целях.

Тогда как вся дискуссия ведётся, строго говоря, о том, перевесят ли положительные эффекты от легализации оружия (например, его использование для самозащиты) отрицательные (например, когда объявляются те, кому начинает хотеться стрелять в людей). И ответ на этот вопрос, мягко говоря, далеко не очевиден, иначе и дискуссии бы не было, полагаю.

1914: Самсонов и спасение Франции

В России укоренена такая картина мира: с началом Мировой войны положение на Западном фронте складывалось близкое к катастрофическому, французы откатывались под ударами наступающих немецких полчищ, поэтому они умоляли Россию срочно нанести немцам удар, после чего развернулось неподготовленное наступление в Восточной Пруссии, в котором русские потерпели поражение, но оттянули на себя часть немецких сил, причём (и это самое главное) гибель армии Самсонова и его самого стали той жертвой, которую Россия принесла на алтарь победы Антанты, тем, что спасло Францию и принесло победу на Марне.

Читаю сейчас 1-й том исследования Хью Стрэчема о войне, впечатление складывается совершенно иное. Во-первых, есть сильное ощущение, что поражение немцев на Марне явилось следствием, прежде всего, ошибочных решений немецкого командования, основанных на неверной информации и некорректных предположениях о том, что происходит, и сильных позиций англо-французов (существенно улучшившихся по сравнению с Приграничным сражением). Во-вторых, и это самое главное, даже если русское наступление имело задачей срочное облегчение положения союзников на западе, не было никаких предпосылок для того, чтобы проводить его настолько бездарно. То есть был целый ряд ситуаций, когда можно было бы не загонять свою армию в клещи, когда можно было не рваться вперёд, но при этом всё равно теснить немцев.

То есть гибель армии Самсонова явилась следствием не столько прессинга англо-французов о скорейшем выступлении и неподготовленности этого наступления, сколько результатом довольно бездарного командования на уровне Самсонова, Ренненкампфа, Жилинского и т.п. И этот факт как-то плохо учитывается в упомянутой картине мира, где совершенно ненужная и ужасная катастрофа с Самсоновым и его армией воспринимается как необходимая жертва, "наш вклад в поражение Германии", хотя этот вклад был бы куда более весомым, если бы армия была сохранена и смогла продолжить вести скоординированные операции с силами Ренненкампфа "в стиле Гумбинена".

Москва-Париж

У двух упомянутых в заголовке поста столиц имеется общее свойство: их и их жителей ненавидят в провинции. В Европе, по-видимому, это наиболее вопиющие примеры подобной территориальной разрозненности, окрашенной резко отрицательными эмоциями.

Я подозреваю, что это связано с тем, что Россия и Франция - это фактически единственные страны "Старого континента", пережившие действительно полномасштабные революции. Революции в других странах были либо карнавалистскими, либо случившимися чересчур давно (как английская XVII века). Но Новое время знает подлинные революции только во Франции и в России.

В обоих случаях речь шла о том, что роль революционного столичного центра резко и неадекватно возрастала. Во Франции это нашло выражение в том, что именно Париж стал единоличным диктатором всей страны, причём это выражалось в действиях как революционной толпы, порой узурпировавшей власть, так и революционного правительства, которое стало относиться к остальной Франции как к некой статистической данности: столько-то солдат с такого-то департамента, столько-то налоговых выплат, а в случае сопротивления - столько-то войск послать для подавления антипарижских выступлений. Вообще, сама идея ликвидации провинций и насаждения на их месте безликих департаментов, т.е. нечто вроде разлицовывания всей страны в "клеточку", сильно способствовала установлению унитарной системы и, как бонус, глубокой неприязни французского населения к Парижу.

В России всё произошло ещё брутальнее, если можно так выразиться. Москва превратилась в единоличный центр принятия решений, вплоть до того, что идеи о том, какой завод построить, принимались тоже в Москве, а в регионах возникли целые армии "толкачей", ездивших в центр выбивать своим предприятиям те или иные бонусы. Москва сконцентрировала у себя все мыслимые и немыслимые экономические ресурсы или, как стали в последнее десятилетие, "денежные потоки". Плюс, чтобы застраховаться от событий аналогичных французским образца 1789-1795 гг., власти регулярно подкармливали москвичей, "чтобы чего не вышло". Прямым следствием этого стала та неприязнь, которую испытывают по отношению к столице жители остальных регионов.

Ещё одна забавная деталь: до революции административный центр Франции де-факто находился в Версале, а в России - в Санкт-Петербурге (Петрограде). То есть обе революции ещё и обусловили перенос столичных функций перед тем, как начать ту гиперконцентрацию, о которой речь шла выше.

В общем, получается, что децентрализация (которая нам, очевидно, нужна куда больше, чем французам) будет ещё одним инструментом избавления от революционного наследия, которое продолжает отягощать страну.

В продолжение темы

К этому.

Я погуглил и обнаружил, что случаи, подобные второму там описанному, отнюдь не были чем-то уникальным. Как можно убедиться по ссылке и из нижеприведённого документа, практика осуждения немок за шпионаж советским военным командованием была распространена. Более того, как видно из описания человека, ведущего этот сайт (а он родился в лагере), иногда немки сходились с советскими солдатами даже после того, как их сажали; а иногда, видимо, сажали и беременных. Сажали, естественно, совершенно не по делу, что и признано нашей Главной военной прокуратурой.

http://kindheit-hinter-stacheldraht.de/ausstellung/english/Emain.htm

Collapse )

История Александра Латоцкого имеет, к счастью, более счастливый конец - ему хотя бы удалось увидеться со своим отцом.